Управление через историю

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 6123456»
Модератор форума: Котельников 
Форум » Основной форум » Брама » Их Жена...
Их Жена...
kokoboloДата: Вторник, 23.03.2010, 22:57 | Сообщение # 1
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Раз уж Изюм на Суперновуме затронул тему Фурцевой( Екатерина Фурцева и Грейс Келли)
http://supernovum.ru/forum/read.php?15,227114,236905#msg-236905
то придется и мне оформлять свою давнюю догадку...

Нашел две фотографии с подписью - Хрущев, его жена, Булганин и Фурцева...

Собственно, и говорить нечего - и так понятно - Фурцева - жена Булганина... Обратите внимание - фото очень мелкие, но опознать можно и настоящую жену Хрущева! Кто отгадает - тому приз!

Давайте сравним Фурцеву с Оловой, к примеру...

Вот ведь, фиг сразу догадаешься... только, сначала, обращаешь внимание на один и тот же нос(а то меня всё Жариков критикует, что я разные носы подсовываю wink ), а потом уже и замечаешь - Фурцева - это Орлова без грима...

Прикрепления: 9255808.jpg(33Kb) · 8937657.jpg(15Kb) · 4500938.jpg(22Kb) · 7420093.jpg(29Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Вторник, 23.03.2010, 22:57 | Сообщение # 2
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Чехов А.П. - Гитлер - Михаил Чехов

Казалось бы - что их связывает? А связывает их одна женщина!

Чехова, Ольга Константиновна (урожд. Книппер; 1897, Александрополь (ныне Гюмри, Армения) — 1980, Мюнхен) Звезда кинематографа Третьего Рейха. Жена Михаила Чехова.
Любимица Гитлера - всегда рядом с ним на всех приёмах.
http://ru.wikipedia.org/wiki....5%D0%BE %D0%B2%D0%B0

А теперь
Ольга Леонардовна Книппер-Чехова (1868, Глазов — 1959, Москва) — русская советская актриса; народная артистка СССР (1937), жена А. П. Чехова.
http://ru.wikipedia.org/wiki....5%D1%80

Должен заметить, что в интернете много фотографий, на которых они не похожи. И наша Чехова на фото постарше - развели во времени и пространстве... Но всё равно - спрятать концы у такой знаменитости трудно - она первая и единственная жена Булганина... где бы она не находилась, когда бы она не жила и хоть под каким именем...

Прикрепления: 1647454.jpg(18Kb) · 2378648.jpg(69Kb) · 7351057.jpg(32Kb) · 3579208.jpg(22Kb) · 2093697.jpg(18Kb) · 5740619.jpg(12Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Четверг, 24.06.2010, 17:31 | Сообщение # 3
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Марлен Дитрих и Любовь Орлова
http://supernovum.ru/forum/read.php?15,181195,204259#msg-204259

Мэри Пикфорд
http://supernovum.ru/forum/read.php?15,181195,204649#msg-204649

Целиковская, Андроновская, Пельцер
http://upravlenie.ucoz.ru/forum/3-4-1


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Понедельник, 12.07.2010, 10:29 | Сообщение # 4
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Ольга Фёдоровна Бергго́льц(Ольга Фридриховна Берггольц) (3 (16) мая 1910 — 13 ноября 1975) — русская советская поэтесса, прозаик.

Первое стихотворение поэтессы «Пионерам» было напечатано в газете «Ленинские искры» в 1925 году, первый рассказ «Заколдованная тропинка» — в журнале «Красный галстук».В 1925 году пришла в литературное объединение рабочей молодежи — «Смена», где встретила поэта Бориса Корнилова (первого мужа), с которым позднее училась на Высших курсах при Институте истории искусств. Здесь преподавали такие учителя, как Тынянов, Эйхенбаум, Шкловский, выступали Багрицкий, Маяковский, И. Уткин.

Поступила на филологический факультет Ленинградского университета. Преддипломную практику проходила во Владикавказе, в газете «Власть труда» (с августа 1991 года — «Северная Осетия»). Освещала строительство ряда народнохозяйственных объектов, в частности, Гизельдонской ГЭС.

13 декабря 1938 была арестована по обвинению «в связи с врагами народа» и как участник контрреволюционного заговора, в заключении после побоев разрешилась мертворождённым ребенком (обе её дочери умерли прежде). 3 июля 1939 освобождена и полностью реабилитирована. Первый муж — Борис Корнилов — был расстрелян 21 февраля 1938 года в Ленинграде.
[Напомню - белый генерал Лавр Корнилов - дубликат Сталина-Булганина]

В 1940 году вступила в ВКП(б).

В годы Великой Отечественной войны, оставаясь в осажденном Ленинграде, работала на радио, почти ежедневно обращаясь к мужеству жителей города. Её второй муж, литературовед Н. Молчанов, умер от голода. Отец, Фёдор Христофорович Берггольц, высылается из блокадного Ленинграда органами НКВД по национальному признаку в Красноярский край в марте 1942 года. В это время Берггольц создала свои лучшие поэмы, посвящённые защитникам Ленинграда: «Февральский дневник» (1942), «Ленинградскую поэму». После войны на гранитной стеле Пискаревского мемориального кладбища, где покоятся 470.000 ленинградцев, умерших во время Ленинградской блокады и в боях при защите города, были высечены именно её слова:

Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане — мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель революции.
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита.
Но знай, внимающий этим камням:
Никто не забыт и ничто не забыто.
[Что-то сильно на перевод смахивает... А это, судя по всему, уже другой Ленинград, не английский, а Сталинград-Берлин - столица... ]

После войны выходит книга «Говорит Ленинград» о работе на радио во время войны. Написала пьесу «Они жили в Ленинграде», поставленную в театре А. Таирова. В 1952 году — цикл стихов о Сталинграде. После командировки в освобождённый Севастополь создала трагедию «Верность» (1954). Новой ступенью в творчестве Берггольц явилась прозаическая книга «Дневные звезды» (1959), позволяющая понять и почувствовать «биографию века», судьбу поколения.

В дни прощания с И. В. Сталиным в газете «Правда» были опубликованы следующие строки поэтессы:

Обливается сердце кровью…
Наш любимый, наш дорогой!
Обхватив твоё изголовье,
Плачет Родина над Тобой.
[Т.е. писала историю - творила историю...]

Дневники, которые поэтесса вела много лет, при её жизни не были опубликованы. После смерти Ольги Берггольц её архив был конфискован властями и помещен в спецхран. Фрагменты дневников и некоторые стихотворения появились в 1980 году в израильском журнале «Время и мы». Большинство не публиковавшегося в России наследия Берггольц вошло в 3-й том собрания её сочинений (1990).

Бергольц - Фурцева

Бергольц - Орлова

Вот ещё Пельцер для сравнения

Прикрепления: 5415278.jpg(22Kb) · 2993254.jpg(16Kb) · 7228783.jpg(18Kb) · 5727339.jpg(22Kb) · 0867756.jpg(14Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Пятница, 22.10.2010, 12:01 | Сообщение # 5
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Ве́ра Фёдоровна Пано́ва (20 марта 1905 — 3 марта 1973) — русская советская писательница, лауреат трёх Сталинских премий (1947, 1948, 1950).

В прозе и драматургии Панова сохраняла художественную объективность и верность действительности. Жизнь в ее произведениях узнаваема, люди — реальны, по их характерам, сознанию и бытию можно судить о многих сторонах жизни советского общества за первые полвека его существования. А время Великой Отечественной войны, отцы и дети, пережившие эти невероятные годы, остаются главными действующими лицами всего ее творчества. Панова показала себя зрелым мастером, чутким стилистом, способным выразить увиденное и пережитое в оригинальной и емкой форме.

Панова

Орлову видите? wink

Прикрепления: 0432338.jpg(6Kb) · 3533753.jpg(8Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Пятница, 22.10.2010, 12:01 | Сообщение # 6
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Эдит Штайн - Александра Фёдоровна (жена Николая II)

Портретное сходство есть, но сразу понять - кто здесь прописан - Их Мама или Их Жена трудно... Но!
Эдит Пиаф(раньше разбирал) - явно дубликат Чеховой-Орловой-Фурцевой - Их Жены. (Николай II - это Булганин, если чо...)
Далее... Из биографии Александры Федоровны:

Quote
В 1915 году в разгар Первой Мировой войны Царскосельский госпиталь был переоборудован под приём раненых солдат. Александра Фёдоровна вместе с дочерьми Ольгой и Татьяной прошли обучение сестринскому делу у княжны В. И. Гедройц, а затем ассистировали ей при операциях в качестве хирургических сестер.

Это явный дубликат содержания(работы) Эдит Штайн в "концлагере". Пыталась лечить людей, экспериментировала с переливанием крови и т.д.

Александра Фёдоровна - сестра милосердия

Княжна Вера Гедройц (справа) и императрица Александра Фёдоровна в перевязочной Царскосельского госпиталя. 1915 год. Как видите - Гедройц - копия Александра Фёдоровна!

Ну, и самый главный дубликат - "убийство":

Quote
Во время Февральской революции Александра Фёдоровна была заключена под домашний арест в Александровском дворце.Вместе с ней осталась Ю.А. Ден, которая помогала ей ухаживать за великими княжнами и А.А. Вырубовой. В начале августа 1917 года царская семья была по решению Временного правительства выслана в Тобольск. Позже они по решению большевиков были перевезены в Екатеринбург.
Александра Фёдоровна была расстреляна вместе со всей семьёй в ночь на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге.

Еще есть дубликат Орловой, мной не показанный - Мария Кюри. Это как раз в тему...

Прикрепления: 3463589.jpg(34Kb) · 0573828.jpg(26Kb) · 5300849.jpg(11Kb) · 0019357.jpg(14Kb) · 5541613.jpg(17Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
ЭрлендасДата: Пятница, 22.10.2010, 12:01 | Сообщение # 7
Подполковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 138
Репутация: 0
Статус: Offline
Респект Сезаму ))

Еще про Штайн:

Эдит Штайн
Edith Shtain
( 12.10.1891 года [Бреслау (ныне г. Вроцлав)]- 09.09.1942 года [Освенцим])

Эдит Штайн прошла весь путь Христа и, подобно Ему, была верна Богу "даже до смерти и смерти крестной" (ср. Флп 2,8). Сквозь года звучат ее слова: "Через Крест и страдания к славе Воскресения - вот путь воплотившегося Сына Божия. С Сыном Человеческим через страдания и смерть к достижению славы Воскресения - вот путь каждого из нас, всего человечества".

Автор: Елена Талызина

Сайт: Самарская лука

Статья: По следам философа - кармелитки
Святая

11 октября 1998 года на площади св. Петра в Риме, где собралась многотысячная толпа, Папа Иоанн Павел II причислил к лику святых сестру Терезу Бенедикту Креста (в миру Эдит Штайн) - доктора философии, ученицу основателя феноменологии Эдмунда Гуссерля, еврейку, принявшую католичество, ставшую впоследствии монахиней - кармелиткой и погибшую в газовой камере Освенцима.

К сожалению, в России это имя мало известно, несмотря на то, что в последние годы у нас многие заняты духовными поисками, и они могли бы понять ее лучше, чем большинство на Западе.

Сестра Тереза Бенедикта Креста (Эдит Штайн) считается одной из величайших женщин XX столетия. Люди во всем мире читают ее книги; посвящают долгие годы изучению ее жизненного пути; в некоторых странах, как-то: Германии, Польше, США существуют общества имени Эдит Штайн, а нынешний Папа объявил ее святой покровительницей Европы.

Что же превратило далеко не идеальную, пусть и неординарную, женщину в святую? Что сделало ее привлекательной для множества людей?

На первый вопрос ответил Папа Римский в проповеди, произнесенной в день канонизации: "Весть Креста запечатлелась в сердце многих мужчин и женщин и изменила их жизнь. Живой пример такого исключительного внутреннего обновления - духовное развитие Эдит Штайн. Из молодой женщины, искавшей истины, через тайное действие божественной благодати она стала святой и мученицей - сестрой Терезой Бенедиктой Креста. Сегодня она с небес повторяет нам слова, оказавшие влияние на ее жизнь: "Я желаю хвалиться только крестом Иисуса Христа" (ср. Гал. 6,14)
В родном городе

Эдит Штайн родилась 12 октября 1891 года (на которое в том году приходился иудейский День Искупления - Йом Кипур) в силезском городе Бреслау (ныне г. Вроцлав на территории Польши), в семье лесоторговца Зигфрида Штайна и его жены Августы. Она была самой младшей из семи оставшихся в живых детей. В 1893 году, когда Эдит еще не было двух лет, скоропостижно умер отец. Мать, гордая и независимая женщина и ревностная иудейка, принялась вести дела предприятия значительно успешней, чем ее покойный супруг. Дав детям хорошее образование и обеспечив им достойную жизнь, в 1910 году она приобрела собственный дом. Августа Штайн отличалась не только непреклонностью духа, но и крепостью тела, прожив 87 лет. Но, к ее большому огорчению, ей не удалось передать детям "иудейского наследия" - все они проявили равнодушие к религии предков.

Маленькая Эдит, то живая и дерзкая, то замкнутая и мечтательная, отнюдь не была ангелом. Ближайшей ее подругой стала сестра Эрна, на полтора года старше ее (с остальными братьями и сестрами у них была значительная разница в возрасте).

Одаренная не по годам девочка рано пошла в школу, но в четырнадцать лет внезапно бросила учебу и провела год в Гамбурге, в семье старшей сестры Эльзы и ее мужа Макса Гордона. Позже она объяснит это переходным возрастом и вопросами мировоззрения, которые как раз тогда начали волновать ее.

Вернулась домой она другим человеком, развившимся физически и духовно. Вопрос веры Эдит решила, отказавшись от нее "совершенно сознательно и добровольно", хотя, возможно, не обошлось без влияния семьи сестры, где "вообще не было религии".

Вернувшись в Бреслау, Эдит возобновляет учебу. В 1911 году она блестяще оканчивает гимназию и зачисляется в местный университет, где четыре семестра занимается психологией. Появляются новые друзья, с которыми она принимает участие в общественной деятельности, борьбе за права женщин - тогда это было актуально. Она считает себя "привилегированным существом" и вполне довольна собой.

Студентка Эдит Штайн всё чаще слышит о философе Эдмунде Гуссерле (1859-1938гг.) и его феноменологии. Она загорается идеей поехать в Гёттинген учиться у него. Свой шаг от психологии к феноменологии она объясняет тем, что первой "не хватало необходимого фундамента ясных основных понятий", в то время как последняя "именно в таком разъяснении и заключалась, и там сами создавали себе мыслительное орудие".
В поисках истины

Весной 1913г. Эдит приезжает в Гёттинген, где продолжает учёбу и знакомится со многими учениками и коллегами Гуссерля. Между тем разразилась Мировая война, во время которой Эдит Штайн добровольно работает в тифозном лазарете в Мериш-Вайскирхе (ныне г. Границе в Чехии), недалеко от Карпатского фронта ("Мы живем на этом свете, чтобы служить человечеству").

В 1916г. уже во Фрайбурге, куда был приглашен на работу Гуссерль, она защищает диссертацию на докторскую степень с высшей оценкой summa cum laude и некоторое время работает частной ассистенткой Гуссерля, которого всю жизнь называла "учителем".

В 1917 г. на Западном фронте гибнет Адольф Райнах, сотрудник Гуссерля, основатель "Философского общества" в Гёттингене. Встреча с его вдовой Анной произвела на Эдит неизгладимое впечатление - впервые она увидела, какую силу может дать скорбящим вера в искупительную крестную смерть Иисуса (Райнах и его супруга незадолго перед тем обратились в евангелическую веру - оба были евреями) и которая помогла Анне пережить гибель любимого мужа. Потом Эдит Штайн скажет, что ее решение стать христианкой было подготовлено знакомством с Анной Райнах и Максом Шелером, тогда ревностным католиком. Но в тот момент вера для молодой последовательницы феноменологии являлась "областью феноменов" и, по ее словам, "стремление к истине было ее единственной молитвой".

Много позже она, уже будучи монахиней, запишет во время духовных упражнений: "Состояние моей души до обращения: грех крайнего неверия. Спасение лишь Божиим милосердием, без собственной заслуги". Еще одно высказывание святой: "Кто ищет истины - ищет Бога, ясно ему это или нет". Ее обращение близко...

Эдит переживает внутренний кризис. Даже физически она чувствует себя плохо, "вероятно, вследствие душевной борьбы", которую она "перенесла совершенно тайно и безо всякой человеческой помощи". На это есть внешние причины: ей не удается получить доцентуру в университете, несмотря на выполненную научную работу и прекрасную рекомендацию "учителя" (просто потому, что в Германии женщин тогда на такую должность не брали); к тому же, человек, которого она любила, Ханс Липпс, тоже ученик Гуссерля, так и не сделал ей предложения.

Как бы то ни было, но вопросы, уже давно, казалось бы, решенные (о Боге и смысле жизни), требуют ответа. Наука на них ответа не дала, жизненные планы потерпели крах. Вот как опишет Эдит то, что, вероятно, пережила она сама: "Когда разум отважится пойти за грани своих крайних возможностей, познает свои собственные пределы. Стремится к достижению высшей истины и открывает, что вся наша наука - лишь фрагментарна. Тогда гордыня сломается, сменится отчаянием или преклонится перед таинственной истиной и с верой смиренно примет то, что естественная работа разума не может постичь".

Долгие поиски истины завершились летом 1921 г., когда Эдит гостила у своих друзей, которые также учились у Гуссерля, супружеской пары Теодора Конрада и Хедвиг Марциус, в Бергцаберне в Пфальце (сейчас - Бад-Баргцаберн недалеко от Шпайера). Там ей в руки попала автобиография св. Терезы Авильской (1515-1582 гг.), мистической писательницы, великого реформатора кармелитского ордена. Прочитав книгу, Эдит поняла: "Это истина". Что произошло на самом деле, мы вряд ли узнаем. Нельзя "научно" объяснить действие благодати в душе человека - "Дух дышит, где хочет" (Ин 3,8) . (Когда Хедвиг Конрад-Марциус спросила ее об этом, она ответила: "Secretum meum mihi" - "Моя тайна принадлежит мне"). Годами она искала истины научно-философскими методами. Это была "истина вещей". Теперь она чувствует в св. Терезе Авильской истину любви, которая - не познание, но отношение, мистический союз с Богом и с Тем, Кого Он послал - Иисусом Христом.

Надо отдать должное Эдит Штайн - открыв для себя эту Истину, она была верна ей всю оставшуюся жизнь.
Христианская жизнь

Первого января 1922 года Эдит принимает Таинство Крещения в приходской церкви св. Мартина в Бергцаберне (восприемница - Хедвиг Конрад - Марциус, хотя она была протестанткой). При крещении она взяла имена Тереза и Хедвиг. Второго февраля того же года над ней совершено Таинство Миропомазания (Конфирмация).

Следует заметить, что вся многочисленная семья Эдит Штайн отнеслась к ее обращению без понимания (для матери же это был сильный удар). Лишь незамужняя сестра Роза поддержала ее (она тоже впоследствии - в 1936 г., уже после смерти матери - станет католичкой).

Новообращенная решает начать совершенно новую жизнь. Генеральный викарий епископа Шпайера нашел ей в своем городе место учительницы в школе доминиканок монастыря св. Магдалины, где она восемь лет преподает немецкий язык и историю и возрастает в христианской духовности. Через несколько лет католическая общественность обращает на нее внимание. Эдит Штайн пишет статьи и рецензии, читает доклады, выступает на радио. Тогда же она переводит письма и дневники кардинала Ньюмана и труд св. Фомы Аквинского Quaestiones disputatae de veritate ("Исследования истины"). Именно св. Фома помог понять новой христианке, что "наукой можно служить Богу", и она возобновляет свою научную деятельность. Раньше же ей казалось, что "вести религиозную жизнь значит отречься от всего земного".

В 1932 г. Эдит получает место доцента Немецкого института педагогики в Мюнстере.

Все эти годы она ведет благочестивую жизнь: ежедневно, начиная со дня крещения и до своего ареста, причащается, молится вместе с сестрами-доминиканками св.Магдалины, еще до поступления в монастырь очень строго постится. Начиная с 1928 г. Страстную и Пасхальную недели проводит в бенедиктинском аббатстве Бойрон (Beuron; на Дунае между Тутлингеном и Зигмарингеном), которое называет "преддверием Неба" и где на Пасху всю ночь не покидает часовни. Аббат Бойрона Рафаэль Вальцер становится ее духовным руководителем. Так он вспоминал о своей духовной дочери: "Редко я встречал человека, который соединял бы в себе столько высоких качеств. Мистически одаренная, она была простой с простыми людьми, образованной с образованными, с ищущими - ищущей, я бы даже мог сказать, с грешниками - грешницей."

Став христианкой, Эдит глубже осознает свои еврейские корни. Во время проводимых дома каникул она часто сопровождает мать в синагогу, где, правда, псалмы читает по-латыни, по своему бревиарию.

Антисемитские происки Третьего Рейха уже в 1933 г. положили конец общественной деятельности Эдит Штайн, и она решает, что пришло время исполнить давнюю мечту - стать кармелиткой (о чем она думала с самого момента обращения). Она сказала: "Не может быть призвания выше, чем sponsa Christi (невеста Христа), и кто видит этот путь для себя открытым, не будет стремиться ни к чему иному". Она считала монашескую жизнь, полную отдачу себя Богу "единственным возможным утолением женской жажды любви". Но не будет ли это просто бегством от гонений? Эдит верит: сам Господь страдает в еврейских братьях и сестрах. Ради них она хочет быть ближе к Господу, чтобы вместе с ними разделить Его страдания, несущие Спасение. Ее выбор падает на монастырь кармелиток в Кельне.

Болезненным оказалось прощание с семьей. Когда она (по ее воспоминаниям), уже уходя на вокзал, оглянулась на дом, "в окнах никого не было".
Под знаком Креста

Четырнадцатого октября 1933 г. Эдит Штайн переступает порог затвора кельнского монастыря кармелиток. При облачении в монашескую одежду - 15 апреля 1934 г. - она выбирает имя Тереза Бенедикта Креста (Teresia Benediсta a Cruсe - досл. "Тереза, благословленная Крестом").

Между тем гонения на евреев ожесточаются, несмотря на все усилия, "прогрессивной общественности", в которых Эдит Штайн принимает не последнее участие.

Сестра Бенедикта чувствует, что ее судьба тесно связана с судьбой ее народа. Она переживает свое призвание как возможность "за всех предстоять перед Богом". В 1938 г., вскоре после своих Вечных обетов, она пишет: "Я должна постоянно думать о царице Есфири, которая как раз затем была выбрана из своего народа, чтобы ходатайствовать за народ. Я - очень бедная и слабая Есфирь, но Царь, избравший меня, бесконечно велик и милосерден".

В самом конце 1938 г., после ужасов "Хрустальной ночи", Эдит Штайн находит прибежище у кармелиток г. Эхта (Нидерланды). С ней едет и сестра Роза, которая поселяется при монастыре. Там Эдит пишет главный труд своей жизни "Науку Креста" - о жизни и духовности св. Иоанна Креста (San Juan de la Cruz), великого испанского мистика, сподвижника св. Терезы Авильской по реформации кармелитского ордена, Учителя Церкви, чьи произведения она изучает уже много лет. Этой книге суждено было остаться незаконченной…

Сестра Бенедикта написала: "Постичь scientiam crucis (науку Креста) можно лишь тогда, когда основательно почувствуешь крест. В этом я была убеждена с самого начала и от всего сердца сказала: Ave crux, spes uniсa! (Здравствуй, крест, единственная надежда!). Она чувствует, что пришло время "взять свой крест и следовать за Христом". (ср. Моф 16,34). Недаром она родилась в День Искупления - она станет искупительной жертвой ! 26 марта 1939 г. (это была Страстная пятница) Эдит обращается к настоятельнице с просьбой "позволить ей предложить себя Сердцу Иисуса как жертву за грех,…чтобы власть Антихриста, если возможно, рухнула без новой мировой войны". Но война все же началась.

Вскоре после этого, на праздник Воздвиженья Креста Господня (14 сентября), сестра Бенедикта пишет: "Мир в огне. Пожар может охватить и наш дом. Но высоко над любым огнем возвышается Крест. Пламя не может его поглотить. Он - путь с земли на Небо. Кто его обнимет с верой, надеждой и любовью, того он вознесет в лоно Триединого". Она давно готова к страданиям и даже смерти. И время ее крестной жертвы настало.

Папа Римский ее назвал покровительницей Европы

---------------------------------------------
Мари́я Склодо́вская-Кюри́ (фр. Marie Curie, польск. Maria Skłodowska-Curie; 7 ноября 1867, Варшава — 4 июля 1934, возле Санселльмоза) — известный физик и химик польского происхождения. Дважды лауреат Нобелевской премии: по физике (1903) и химии (1911). Основала институты Кюри в Париже и в Варшаве. Жена Пьера Кюри, вместе с ним занималась исследованием радиоактивности.

Совместно с мужем открыла элементы радий (от лат. radiāre «излучать») и полоний (от латинского названия Польши Polōnia, — дань уважения родине Марии Склодовской).

Мария Склодовская родилась в Варшаве. Её детские годы были омрачены ранней потерей одной из сестёр и вскоре — матери. Ещё школьницей она отличалась необычайным прилежанием и трудолюбием. Мария стремилась выполнить работу самым тщательным образом, не допуская неточностей, часто за счёт сна и регулярного питания. Она занималась настолько интенсивно, что, окончив школу, вынуждена была сделать перерыв для поправки здоровья.

Мария стремилась продолжить образование, однако в Российской империи, в состав которой в то время входила Польша, возможности женщин получить высшее научное образование были ограничены. Сестры Склодовские — Мария и Бронислава договорились по очереди отработать несколько лет гувернантками, чтобы по очереди получить образование. Мария проработала несколько лет воспитателем-гувернанткой в то время, пока Бронислава училась в медицинском институте в Париже. Затем Мария в возрасте 24 лет смогла поехать в Сорбонну, в Париж, где изучала химию и физику в то время, как Бронислава зарабатывала средства для обучения сестры.

Мария Склодовская стала первой в истории Сорбонны женщиной-преподавателем. В 1894 г. в доме одного польского физика-эмигранта Мария Склодовская встретила Пьера Кюри. Пьер был руководителем лаборатории при Муниципальной школе промышленной физики и химии. К тому времени он провел важные исследования по физике кристаллов и зависимости магнитных свойств веществ от температуры. Мария занималась исследованием намагниченности стали, и ее польский друг надеялся, что Пьер сможет предоставить Марии возможность поработать в своей лаборатории. Вместе они занялись исследованием аномальных лучей (рентгеновских), которые испускали соли урана. Не имея никакой лаборатории и работая в сарае на улице Ломон в Париже, с 1898 по 1902 годы они переработали 8 тонн руды урана и выделили одну сотую грамма нового вещества — радия. Позже был открыт полоний — элемент, названный в честь родины Марии Кюри. В 1903 году Мария и Пьер Кюри получили Нобелевскую премию по физике «за выдающиеся заслуги в совместных исследованиях явлений радиации». Будучи на церемонии награждения, супруги задумываются создать собственную лабораторию и даже институт радиоактивности. Их затея была воплощена в жизнь, но гораздо позже.

После трагической смерти мужа Пьера Кюри в 1906 году Мария Склодовская-Кюри унаследовала его кафедру в Парижском университете.

В 1910 г. ей удалось в сотрудничестве с Андре Дебьерном выделить чистый металлический радий, а не его соединения, как бывало прежде. Таким образом, был завершен 12-летний цикл исследований, в результате которого было доказано, что радий является самостоятельным химическим элементом.

В конце 1910 г. кандидатура Склодовской-Кюри по настоянию ряда французских ученых была выдвинута на выборах во Французскую Академию Наук. До этого ни одна женщина не была избрана во Французскую Академию Наук, потому выдвижение сразу же привело к жестокой полемике между сторонниками и противниками её членства в этой консервативной организации. В результате нескольких месяцев оскорбительной полемики кандидатура Склодовской-Кюри была отвергнута на выборах с перевесом всего в 1 голос.

В 1911 г. Склодовская-Кюри получила Нобелевскую премию по химии «за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента». Склодовская-Кюри стала первым (и на сегодняшний день единственной женщиной в мире) дважды лауреатом Нобелевской премии.

Незадолго до начала Первой мировой войны Парижский университет и Пастеровский институт учредили Радиевый институт для исследований радиоактивности. Склодовская-Кюри была назначена директором отделения фундаментальных исследований и медицинского применения радиоактивности. Сразу после начала активных боевых действий на фронтах Первой мировой войны Мария Склодовская-Кюри стала закупать на личные средства, оставшиеся от Нобелевской премии, рентгеновские переносные аппараты для просвечивания раненых. Передвижные рентгеновские пункты, приводившиеся в действие динамо-машиной, присоединенной к автомобильному мотору, объезжали госпитали, помогая хирургам проводить операции. На фронте эти пункты прозвали «маленькими Кюри». Во время войны она обучала военных медиков применению радиологии, например, обнаружению с помощью рентгеновских лучей шрапнели в теле раненого. В прифронтовой зоне Кюри помогала создавать радиологические установки, снабжать пункты первой помощи переносными рентгеновскими аппаратами. Накопленный опыт она обобщила в монографии «Радиология и война» в 1920 г.
Банкнота с изображением М. Кюри

В последние годы своей жизни она продолжала преподавать в Радиевом институте, где руководила работами студентов и активно способствовала применению радиологии в медицине. Она написала биографию Пьера Кюри, которая была опубликована в 1923 г. Периодически Склодовская-Кюри совершала поездки в Польшу, которая в конце войны обрела независимость. Там она консультировала польских исследователей. В 1921 г. вместе с дочерьми Склодовская-Кюри посетила США, чтобы принять в дар 1 г радия для продолжения опытов. Во время своего второго визита в США (1929) она получила пожертвование, на которое приобрела еще грамм радия для терапевтического использования в одном из варшавских госпиталей. Но вследствие многолетней работы с радием ее здоровье стало заметно ухудшаться.
Надгробие на могиле М. Кюри в парижском Пантеоне

Мария Склодовская-Кюри скончалась в 1934 г. от лейкемии. Её смерть является трагическим уроком — работая с радиоактивными веществами, она не предпринимала никаких мер предосторожности и даже носила на груди ампулу с радием как талисман. Похоронена рядом с Пьером Кюри в парижском Пантеоне.

Помимо двух Нобелевских премий, Склодовская-Кюри была удостоена:

* медали Бертело Французской академии наук (1902),
* медали Дэви Лондонского королевского общества (1903)
* медали Эллиота Крессона Франклиновского института (1909).

Она была членом 85 научных обществ всего мира, в том числе Французской медицинской академии, получила 20 почетных степеней. С 1911 г. и до смерти Склодовская-Кюри принимала участие в престижных Сольвеевских конгрессах по физике, в течение 12 лет была сотрудником Международной комиссии по интеллектуальному сотрудничеству Лиги Наций.

Еще и Питерский Радиевый институт. Так же как и Штайн - первая женщина преподаватель, также на фронте ухаживает за больными.

Вообще то носить ампулу с радием напоминает кармелитские талисманы.

 
kokoboloДата: Пятница, 22.10.2010, 12:01 | Сообщение # 8
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Мария Кюри - Эдит Штайн

Помните в фильме "Анискин и Фантомас" Пельцер(она) Жарову: - Иди ужинать, я тебе карасей приготовила...

Так этими карасями-карпами-поликарпами были "Малыш" и "Толстяк"!
Прям "Малыш и Карлсон" - мы тут похулиганили немножко... wink

Прикрепления: 5537476.jpg(17Kb) · 0935252.jpg(34Kb) · 0694368.jpg(28Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
ЭрлендасДата: Пятница, 22.10.2010, 12:01 | Сообщение # 9
Подполковник
Группа: Проверенные
Сообщений: 138
Репутация: 0
Статус: Offline
В своем цивильном и своем "радио" костюмах.

Стал изучать Гуссерля - что найду - выложу.

 
kokoboloДата: Пятница, 22.10.2010, 12:01 | Сообщение # 10
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Один из дубликатов Орловой-Пельцер-Фурцевой - великая княжна Ольга Николаевна Романова. Вот она изображена(по другому не назовешь подделки лангольеров) в военной форме:

Можно сделать вывод - она участвовала в войне. Вспомнил ещё кавалер-девицу Дурову...

Ольга Чехова для сравнения - кто забыл... Любимая женщина Гитлера...

Прикрепления: 3294456.jpeg(44Kb) · 9607607.jpg(34Kb) · 1041806.jpg(32Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Пятница, 22.10.2010, 12:02 | Сообщение # 11
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Княжна Вера Игнатьевна Гедройц (1870, Село Слободище, Орловская губерния — 1932, Киев, УССР) — доктор медицины, одна из первых в России женщин-хирургов, первая женщина в мире получившая звание профессора хирургии и возглавившая хирургическую кафедру, георгиевский кавалер, герой Русско-японской войны, поэтесса и прозаик.

Ранние годы и образование

Вера Гедройц родилась в 1870 году в селе Слободище Брянского уезда Орловской губернии.[2] Принадлежала к известному литовскому княжескому роду Гедройц. Сначала училась в Брянской прогимназии, где одним из её преподавателей был позднее ставший известным В. В. Розанов, а затем поступила в гимназию в Орле, но была исключена из неё за сочинение сатирического стихотворения. После переезжает в Санкт-Петербург, слушает лекции на медицинских курсах П. Ф. Лесгафта. Вера Гедройц посещала революционный студенческий кружок из-за чего попала в поле зрения полиции и в 1892 году была выслана в поместье отца под надзор.

В 1894 году вступила в фиктивный брак с Николаем Афанасьевичем Белозеровым и с новым паспортом уезжает за границу в Швейцарию, где поступила на медицинский факультет Лозаннского университета. В 1898 году с отличием закончила университет со степенью доктора медицины и хирургии. Училась у известного хирурга Цезаря Ру, после в течение нескольких лет работала его ассистентом, а затем в качестве приват-доцента читала специальный курс.

Возвращение в Россию

Болезнь родителей и смерть сестры вынудили Веру Гедройц в 1900 году возвратиться в Россию. В 1902 году она подтверждает свой диплом, выдержав экзамен в Московском университете, и получает место хирурга в больнице известных Мальцовских заводов портландцемента в Калужской губернии, а уже через три года занимает должность главного врача районной Людиновской больницы[3]. Вера Гедройц активно оперирует, принимает участие в работе медицинских обществ, помещает работы в российских и зарубежных научных журналах. Она сумела расширить и переоборудовать небольшую больницу, оснастить ее новым хирургическим инструментарием и оборудованием, впервые в провинциальной России превратив её в многопрофильный хирургический центр.

На 3-ем всероссийском съезде хирургов в 1902 году она выступает с докладом.

…В. И. Гедройц, первая женщина-хирург, выступавшая на съезде и с таким серьезным и интересным докладом, сопровождаемым демонстрацией. Женщина поставила на ноги мужчину, который до ее операции ползал на чреве как червь. Помнится мне и шумная овация, устроенная ей русскими хирургами. В истории хирургии, мне кажется, такие моменты должны отмечаться

— В. И. Разумовский

В 1905 году скрываемый ею от окружающих брак с Н. А. Белозеровым по желанию Гедройц был расторгнут (в 1907 году ей будет возвращен титул княжны и разрешено вернуться к девичьей фамилии).
[Развод с Симоновым!]

Русско-японская война

В 1905 году во время русско-японской войны добровольно отправилась на фронт хирургом санитарного поезда Красного Креста. Вера Гедройц одна из первых в истории медицины начала делать самостоятельно разработанные полостные операции в полевых условиях, прооперировав сотни пациентов. До того момента ранение в живот считалось безнадежным. За труды и мужество ее награждают золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте, а после боев у Мукдена за героические действия по спасению раненых командующий армией генерал от инфантерии Н. П. Линевич лично вручает женщине-врачу серебряную медаль «За храбрость» на Георгиевской ленте. Императрица Александра Фёдоровна, занимаясь попечительством по отношению к раненым в Маньчжурии, отмечает ее тремя знаками отличия Красного Креста «за содействие в деле облегчения участи больных и раненых воинских чинов и за труды, понесенные по Российскому обществу Красного Креста».

27 июля 1905 года Вера Гедройц представила результаты своей работы обществу военных докторов, сделав важные для военной медицины выводы. Её имя как женщины-хирурга, как героя войны становится известным на всю страну. После войны она возвращается на Брянщину.

Царскосельский период

В 1909 году по приглашению императрицы Александры Фёдоровны занимает должность старшего ординатора Царскосельского дворцового госпиталя. Это назначение негативно воспринимается директором госпиталя, но он был вынужден подчиниться воле императрицы. Вера Гедройц становится близким человеком в императорской семье и домашним врачом детей царя. При этом отношения с императорскими фаворитами Григорием Распутиным и Анной Вырубовой у неё складываются напряжённые.

Оказавшись в Царском Селе, она знакомится с Н. С. Гумилевым, Р. В. Ивановым-Разумником, А. М. Ремизовым, возобновляет знакомство с В. В. Розановым, позднее знакомится с С. А. Есениным. С 1910 года В. И. Гедройц выступает как писательница под аллонимом (именем покойного брата) Сергей Гедройц. Но первая её книга — сборник «Стихи и сказки» — вызвала отрицательные отзывы Н. С. Гумилёва и С. М. Городецкого. Однако вскоре В. И. Гедройц приняла участие в деятельности возглавлявшегося Гумилёвым «Цеха поэтов», под эгидой которого вышла её книга стихов «Вег» (1913; название — по-немецки «путь» и одновременно инициалы В. Г.). Печаталась в журналах «Гиперборее», «Заветах», «Новом журнале для всех», «Вестнике теософии» (в ряде стихов Гедройц ориентировалась на эзотерические откровения Е. Блаватской), «Современнике» и других.
[В глазах рябит от дубликатов!]

В 1912 году защитила в Московском университете докторскую диссертацию «Отдаленные результаты операций паховых грыж по способу Ру на основании 268 операций» под руководством Цезаря Ру и П. И. Дьяконова. В 1914 году она издает книгу «Беседы о хирургии для сестер и врачей», где обобщает свой опыт, полученный во время русско-японской войны.

Начало Первой мировой войны в 1914 году Вера Гедройц застала в должности старшего врача. Она переоборудовает Царскосельский госпиталь для приёма раненых под увеличившиеся многократно масштабы работы, много оперирует (не менее пяти полостных операций в день). Вера Гедройц обучала работе сестер милосердия императрицу Александру Фёдоровну и ее дочерей Ольгу и Татьяну, которые затем ассистировали ей при операциях в качестве рядовых хирургических сестер.

В 1915 году ей было поручено лечение А. А. Вырубовой, получившей тяжелые травмы в железнодорожной катастрофе, и хотя изначально прогноз для жизни был неблагоприятиный больная выжила. Однако, по воспоминаниям А. И. Спиридовича: «Гедройц пользовалась большою симпатией Императрицы, но репутация ее, как врача, была далеко не важная. И позже, когда Вырубова осталась калекой на всю жизнь, — она хромала, — она сама, да и многие другие говорили, что тому виною исключительно госпожа Гедройц.»

Послереволюционные годы

После Февральской революции на неё как на приближённую царской семьи начинается давление и ей приходится покинуть Царское Село. В мае 1917 года Вера Гедройц едет на фронт, где становится главным врачом перевязочного отряда в 6-й Сибирской стрелковой дивизии, а затем корпусным хирургом. В январе 1918 года она была ранена и эвакуирована в Киев, где после выздоровления работала в детской поликлинике. С 1919 года она активно принимает участие в деятельности киевских хирургических служб, организуя, в частности, клинику челюстно-лицевой хирургии.

В 1921 году по приглашению профессора Е. Г. Черняховского начинает работать в факультетской хирургической клинике Киевского медицинского института, где в качестве приват-доцента кафедры она впервые читает в курс детской хирургии. Вера Гедройц печатает статьи в медицинских журналах по вопросам общей, детской хирургии, кардиохирургии, онкологии, эндокринологии, принимает участие в работе хирургических съездов, пишет учебник. В 1923 году избрана профессором медицины. В. А. Оппель отзывается о ней как о «настоящем хирурге, хорошо владеющем ножом»[6], она пишет учебник по детской хирургии. В 1929 году Вера Гедройц была избрана заведующей кафедрой факультетской хирургии.

В 1930 году, во время арестов и чисток против научной интеллигенции знаменитого «процесса СВУ» её увольняют из университета без права на пенсию.

Вера Игнатьевна купила дом в пригороде Киева, почти оставила хирургическую деятельность и стала заниматься писательской, задумав издание цикла полуавтобиографических повестей под общим названием «Жизнь». Издательство выпустило три из них: «Кафтанчик» (Л., 1930), «Лях» (Л., 1931), «Отрыв» (Л., б.г.).

Последние годы прожила в Киеве с графиней Марией Дмитриевной Нирод (1879—1965), состоя с ней в фактическом супружестве. М. Д. Нирод была знакома с Верой Игнатьевной ещё по Царскосельскому госпиталю, где она работала медсестрой.

В. И. Гедройц умерла от рака в 1932 году. Похоронена в Киеве на Спасо-Преображенском (ныне Корчеватском) кладбище. В одной ограде со скромной могилой Гедройц — могилы архиепископа Ермогена и его родственницы — спасённый Верой Игнатьевной, он ухаживал за её могилой и завещал похоронить себя рядом с ней.

Незадолго до смерти Гедройц отдаёт друзьям — художнице И. Д. Авдиевой и ее мужу Л. С. Поволоцкому — свои архивы. Среди них было письмо на профессора Цезаря Ру, в котором тот завещал ей, российскому хирургу, кафедру хирургии Женевского университета. В 30-е годы Л. С. Половецкий будет арестован по обвинению в шпионаже, а само письмо, изъятое в качестве «доказательства», утеряно.

Колоритная фигура Веры Гедройц — хирурга и лирика, сохранявшей подчёркнуто «мужские» привычки в одежде и быту, «Жорж Санд Царского Села» — запечатлена во многих воспоминаниях, в том числе в беллетризованных воспоминаниях «Петербургские зимы» Георгия Иванова.

Прикрепления: 4031778.jpg(18Kb) · 0840210.jpg(13Kb) · 5709494.jpg(17Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Четверг, 11.11.2010, 05:21 | Сообщение # 12
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Интересный дубликат - она же дочь Марии Кюри!

Ире́н Жолио́-Кюри́ (фр. Irène Joliot-Curie, девичья фамилия — Кюри; имя читается как «Ирэн», прим.; 12 сентября 1897, Париж — 17 марта 1956, там же) — французский физик, лауреат Нобелевской премии по химии, совместно с Фредериком Жолио (1935 г.), старшая дочь Марии Склодовской-Кюри и Пьера Кюри, жена Фредерика Жолио-Кюри.

Детство

В ранние годы Ирен воспитывал дед по линии отца — врач Эжен Кюри — так как Мария Склодовская-Кюри открыла радий, когда Ирен был один год и не могла заниматься её воспитанием из-за интенсивной научной работы. Воспитание деда сформировало у Ирен глубоко антиклерикальные политические взгляды.

В возрасте 10 лет, за год до смерти отца, Ирен начала заниматься в кооперативной школе, организованной матерью и несколькими её коллегами, в том числе физиками Полем Ланжевеном и Жаном Перреном, которые также преподавали в этой школе. Два года спустя она поступила в колледж Севине (en:Collège Sévigné), окончив его накануне первой мировой войны.

Начало карьеры

Ирен продолжила своё образование в Парижском университете (Сорбонне). Однако она на несколько месяцев прервала свою учёбу, так как работала медицинской сестрой в военном госпитале, помогая матери делать рентгенограммы.

По окончании войны Ирен К. стала работать ассистентом-исследователем в Институте радия, который возглавляла её мать, a c 1921 г. начала проводить самостоятельные исследования. Её первые опыты были связаны с изучением радиоактивного полония — элемента, открытого её родителями более чем 20 годами ранее. Поскольку явление радиации было связано с расщеплением атома, его изучение давало надежду пролить свет на структуру атома. Ирен К. изучала флуктуацию, наблюдаемую в ряде альфа-частиц, выбрасываемых, как правило, с чрезвычайно высокой скоростью во время распада атомов полония. На альфа-частицы, которые состоят из 2 протонов и 2 нейтронов и, следовательно, представляют собой ядра гелия, как на материал для изучения атомной структуры впервые указал английский физик Эрнест Резерфорд. В 1925 г. за исследование этих частиц Ирен К. была присуждена докторская степень.

Брак с Фредериком Жолио и их совместная работа

Самое значительное из проведённых ею исследований началось несколькими годами позже, после того как в 1926 г. она вышла замуж за своего коллегу, ассистента Института радия Фредерика Жолио. В 1930 г. немецкий физик Вальтер Боте обнаружил, что некоторые лёгкие элементы (среди них бериллий и бор) испускают мощную радиацию при бомбардировке их альфа-частицами. Заинтересовавшись проблемами, которые возникли в результате этого открытия, супруги Жолио-Кюри (как они себя называли) приготовили особенно мощный источник полония для получения альфа-частиц и применили сконструированную Жолио чувствительную конденсационную камеру, с тем чтобы фиксировать проникающую радиацию, которая возникала таким образом.

Они обнаружили, что когда между бериллием или бором и детектором помещается пластинка водородсодержащего вещества, то наблюдаемый уровень радиации увеличивается почти вдвое. Супруги Жолио-Кюри объяснили возникновение этого эффекта тем, что проникающая радиация выбивает отдельные атомы водорода, придавая им огромную скорость. Несмотря на то, что ни Ирен, ни Фредерик, не поняли сути этого процесса, проведённые ими тщательные измерения проложили путь для открытия в 1932 г. Джеймсом Чедвиком нейтрона — электрически нейтральной составной части большинства атомных ядер.

Продолжая исследования, супруги Жолио-Кюри пришли к своему самому значительному открытию. Подвергая бомбардировке альфа-частицами бор и алюминий, они изучали выход позитронов (положительно заряженных частиц, которые во всех остальных отношениях напоминают отрицательно заряженные электроны), впервые открытых в 1932 г. американским физиком Карлом Д. Андерсоном. Закрыв отверстие детектора тонким слоем алюминиевой фольги, они облучили образцы алюминия и бора альфа-частицами. К их удивлению, выход позитронов продолжался в течение нескольких минут после того, как был удалён полониевый источник альфа-частиц. Позднее Жолио-Кюри пришли к убеждению, что часть алюминия и бора в подвергнутых анализу образцах превратилась в новые химические элементы. Более того, эти новые элементы были радиоактивными: поглощая 2 протона и 2 нейтрона альфа-частиц, алюминий превратился в радиоактивный фосфор, а бор — в радиоактивный изотоп азота. В течение непродолжительного времени Жолио-Кюри получили много новых радиоактивных элементов.

Нобелевская премия и последующие годы

В 1935 г. Ирен Ж.-К. и Фредерику Жолио совместно была присуждена Нобелевская премия по химии «за выполненный синтез новых радиоактивных элементов». Во вступительной речи от имени Шведской королевской академии наук К. В. Пальмайер напомнил Ж.-К. о том, как 24 года назад она присутствовала на подобной церемонии, когда Нобелевскую премию по химии получала её мать. «В сотрудничестве с вашим мужем, — сказал Пальмайер, — вы достойно продолжаете эту блестящую традицию».

Через год после получения Нобелевской премии Ж.-К. стала полным профессором Сорбонны, где читала лекции начиная с 1932 г. Она также сохранила за собой должность в Институте радия и продолжала заниматься исследованиями радиоактивности. В конце 1930-х гг. Ж.-К., работая с ураном, сделала несколько важных открытий и вплотную подошла к обнаружению того, что при бомбардировке нейтронами происходит распад (расщепление) атома урана. Повторив те же самые опыты, немецкий физик Отто Ган и его коллеги Фриц Штрассман и Лиза Мейтнер в 1938 г. добились расщепления атома урана.

Между тем Ж.-К. начала все большее внимание уделять политической деятельности и в 1936 г. в течение четырёх месяцев работала помощником статс-секретаря по научно-исследовательским делам в правительстве Леона Блюма. Несмотря на германскую оккупацию Франции в 1940 г., Ж.-К. и её муж остались в Париже, где Жолио участвовал в движении Сопротивления. В 1944 г. у гестапо появились подозрения в отношении его деятельности, и, когда он в том же году ушёл в подполье, Ж.-К. с двумя детьми бежала в Швейцарию, где они оставались до освобождения Франции.

В 1946 г. Ж.-К. была назначена директором Института радия. Кроме того, с 1946 по 1950 гг. она работала в Комиссариате по атомной энергии Франции. Всегда глубоко озабоченная проблемами социального и интеллектуального прогресса женщин, она входила в Национальный комитет Союза французских женщин и работала во Всемирном Совете Мира. К началу 1950-х гг. её здоровье стало ухудшаться, вероятно, в результате полученной дозы радиации. Ж.-К. умерла в Париже 17 марта 1956 г. от острой лейкемии.

Помимо Нобелевской премии, она была удостоена почётных степеней многих университетов и состояла во многих научных обществах. В 1940 г. ей была вручена золотая медаль Барнарда за выдающиеся научные заслуги, присуждённая Колумбийским университетом. Ж.-К. была кавалером ордена Почётного легиона Франции.

Ирен Жолио-Кюри - Ольга Чехова - Т.Пельцер

Прикрепления: 3964715.jpg(10Kb) · 9377082.jpg(6Kb) · 0160517.jpg(8Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Четверг, 11.11.2010, 05:39 | Сообщение # 13
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Муж Марии Склодовской-Кюри - Пьер Кюри:

Муж Ирен Жолио-Кюри - Фредерик Жолио:

Здесь легко угадывается Симонов:

Николай Рерих, для сравнения(я раньше его, грешным делом, отождествлял с Булганиным):

Мария Кюри с мужем - Ирен Жолио-Кюри с мужем

Т.о. Орлова-Фурцева принесла Булганину не только счастье... она принесла ему бомбу! biggrin
Здесь уместно вспомнить о краже ядерных секретов...

Прикрепления: 5053530.jpg(7Kb) · 0601924.jpg(35Kb) · 0381985.jpg(22Kb) · 0160376.jpg(13Kb) · 3661681.jpg(52Kb) · 4183272.jpg(29Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Четверг, 11.11.2010, 06:22 | Сообщение # 14
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Ю́лиус Ро́зенберг (Julius Rosenberg; 12 мая 1918 — 19 июня 1953) и его жена Эте́ль (в девичестве Грингласс, Ethel Greenglass Rosenberg; 28 сентября 1915 — 19 июня 1953) — американские коммунисты, обвинённые в шпионаже в пользу Советского Союза (прежде всего, в передаче СССР американских ядерных секретов) и казнённые за это в 1953 году. Розенберги были первыми гражданскими лицами, казнёнными в США за шпионаж.

Розенберг, с начала 1940-х годов работавший на советскую разведку, завербовал свою жену Этель, ее брата Дэвида Грингласса и жену последнего Рут. Грингласс был механиком в ядерном центре в Лос-Аламосе и передавал ценную информацию через связника советской разведки Гарри Голда (первоначально Юлиус уверял его, что это обмен научными сведениями с союзной страной, не имеющий отношения к платному шпионажу). В частности, Грингласс передал Розенбергу рабочие чертежи бомбы, сброшенной на Нагасаки, и отчет на 12 страницах о своей работе в Лос-Аламосе.

После провала советской агентурной сети в результате расшифровки ФБР советского шифра, в феврале 1950 года в Англии был арестован физик-теоретик Клаус Фукс, являвшийся главным атомным разведчиком СССР; Фукс выдал Голда, который 23 мая был вынужден сознаться, что являлся связным советской разведки. Голд выдал Грингласса, Грингласс же — Розенбергов. Однако последние, в отличие от Фукса, Голда и Грингласса, отказались признать свою вину, утверждая, что их арест является антикоммунистической и антисемитской провокацией. Утверждения об антисемитской подоплеке процесса Розенбергов муссировались советской пропагандой, однако не возымели действия на мировое общественное мнение, так как и главный судья Кауфман, и государственный обвинитель Сайпол были евреями.

На процессе, открывшемся в Нью-Йорке 6 марта 1951 года, Розенбергам было предъявлено обвинение в «заранее спланированном с сообщниками заговоре для выдачи Советскому Союзу информации и оружия, которое тот мог использовать, чтобы уничтожить нас». Главными свидетелями обвинения выступали Голд и Гринглассы. 5 апреля 1951 года подсудимым был вынесен смертный приговор. В его тексте, в частности, говорилось: «Шпионаж, о котором мы слышали в этом зале, — гнусная и грязная работа, какими бы идеалистами она ни делалась… Ваше преступление — деяние намного худшее, чем убийство. Вы передали русским атомную бомбу, и уже одно это предопределило коммунистическую агрессию в Корее». Несмотря на мощную международную кампанию за помилование Розенбергов, в которой приняли участие физик Альберт Эйнштейн, писатель Томас Манн и папа Римский Пий XII, семь прошений о помиловании были отклонены. Президент США Дуайт Эйзенхауэр заявил: «Казнь двух человеческих существ — печальное и тяжелое дело, но еще более ужасна и печальна мысль о миллионах погибших, чья смерть может быть прямо отнесена к тому, что эти шпионы сделали. Я не стану вмешиваться в это дело…»

Десятилетия спустя, рассекреченные материалы проекта «Венона» доказали участие Юлиуса в шпионаже, но вопросы о его вине в тех конкретных преступлениях, за которые он был осуждён, а также о вине Этель остаются неясными.

По утверждению авторов книги «Внешняя разведка СССР» К. Дегтярева и А. Колпакиди (стр. 197—198):

… Юлиус Розенберг («Либерал», «Антенна») руководил агентурной сетью (группой) «Волонтеры». В нее входило как минимум восемнадцать человек. Большинство из этих людей — инженеры американских компаний, работавших в сфере военно-промышленного комплекса США. Среди переданных ими материалов были данные и по американскому атомному проекту. Детали их деятельности продолжают оставаться секретными и в наши дни. В настоящее время известно лишь, что член группы «Волонтеры» Альфред Саране трудился в лаборатории ядерной физики Корнеллского университета и передал сведения о строительстве циклотрона.
Полный список переданной Юлиусом Розенбергом информации продолжает оставаться секретным. Известно лишь, что сам «Либерал» в декабре 1944 года добыл и вручил советскому разведчику Александру Семеновичу Феклисову (один из шести советских разведчиков, удостоенных звания Герой России за вклад в решение «атомной проблемы» в нашей стране) подробную документацию и образец готового радиовзрывателя. Это изделие высоко оценили наши специалисты. По их ходатайству было принято постановление Совета Министров СССР о создании специального КБ для дальнейшей разработки устройства и о срочном налаживании его производства. Между тем, после окончания Второй мировой войны американская печать писала о том, что созданные в период войны радиовзрыватели по своему значению уступают лишь атомной бомбе и на их создание было истрачено свыше одного миллиарда долларов!
И это лишь один эпизод. А ведь только с Александром Семеновичем Феклисовым Юлиус Розенберг встречался 40 или 50 раз, не считая рандеву с другими отечественными разведчиками: Анатолием Яцковым, супругами Коэн (оперативные псевдонимы «Лесли» и «Луис») и разведчиком-нелегалом Вильямом Фишером (оперативный псевдоним «Марк»). На каждую встречу с сотрудником или курьером советской разведки он приходил не с пустыми руками. Где тогда он каждый раз брал новые секретные документы? У своих друзей — коммунистов и тех, кто хотел поддержать Советский Союз в борьбе с Германией. Большинство из этих людей не давали расписки о сотрудничестве с советской разведкой, и, может быть, их имена даже не фигурировали в оперативной переписке резидентуры с Центром.

Память

* История Розенбергов отражена в романе Даниила Гранина «Бегство в Россию».

«Ровно тридцать лет назад, в такие же летние дни, в США произошло одно из самых неправедных, постыдных событий XX века. Власти Америки казнили тогда ученых Этель и Юлиуса Розенбергов. Казнили, основываясь на нелепых, гнусных обвинениях. «Улики» сфабриковали секретные службы США. А, между прочим, в отличие от Сахарова, который призывает к ядерному шантажу против собственной страны, фактически к созданию условий для применения против нас первыми ядерного, оружия, Розенберги были не просто невинными людьми, ставшими жертвой безжалостного механизма американского «правосудия». Они еще и выступали за уничтожение смертоносного оружия. И вообще были честными, гуманными людьми».

Розенберги

Э.Пиаф(Орлова) - Вышинский(Булганин)

Вот так причудливо внутри Системы ОНИ отражают свои Дела... wink

Прикрепления: 5030297.jpg(38Kb) · 0789560.jpg(37Kb) · 0372267.jpg(36Kb) · 0543602.jpg(16Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
kokoboloДата: Четверг, 11.11.2010, 10:08 | Сообщение # 15
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 14055
Статус: Offline
Сезаму в честь дня рождения дарю вот эту фотографию Их Жены в амплуа Марлен Дитрих.

Сексуальное было амплуа, не правда ли! wink

Кстати, из Вики о Дитрих:

"Вторая мировая война

Марлен Дитрих не признавала нацистского антисемитизма. В 1937 году к ней поступило предложение от представителей нацистской партии вернуться обратно в Германию и стать там всенародной любимицей, на что она ответила им жестким отказом. С 1937 года Марлен Дитрих получила гражданство США. В декабре 1941 года США вступили во Вторую мировую войну, и Дитрих стала одной из первых знаменитостей, поднимающих облигации военных займов.

Она гастролировала в США с января 1942 по сентябрь 1943, и сказала, что продала больше облигаций военных займов, чем любая другая звезда.

В начале декабря 1943 г. Дитрих вместе с Морисом Шевалье, Вадимом Козиным и Изой Кремер участвовала в концерте для участников Тегеранской конференции.

В течение двух туров в 1944 и 1945, она выступала для союзных войск на линии фронта в Алжире, Италии, Англии и Франции. Она выступала на всех фронтах, где сражались американцы, за что получила американскую медаль Свободы. Она сказала, что это достижение было её гордостью. Также, она получила французские ордена «Кавалер Почетного легиона» и «Офицер Почетного легиона».

В 1944 году оперативный отдел Управления стратегических служб запустил в действие проект музыкальной пропаганды, предназначенный для деморализации вражеских солдат. Марлен Дитрих, единственный исполнитель, который был проинформирован, что её альбом будет для OSS, записала несколько песен на немецком языке для этого проекта, в том числе Лили Марлен, любимую песню солдат с обеих сторон конфликта. Уильям Джозеф Донован, руководитель OSS, написал Дитрих, «Я лично глубоко признателен за вашу щедрость в помощи создания этих записей для нас»."

Марлен Дитрих оставляет автограф на гипсе солдата (Бельгия, 1944). Опять - раненые и Она...

Прикрепления: 0280741.jpg(25Kb) · 6270239.jpg(31Kb)


В кино - реальность, а в реальности - кино...
 
Форум » Основной форум » Брама » Их Жена...
Страница 1 из 6123456»
Поиск: